Комментарии Матери к работе "Элементы Йоги"

Выход из эго; ментальные усилия; истинная воля; сознание тела

Комментарии Матери к работе "Элементы Йоги"

Выход из эго; ментальные усилия;
истинная воля; сознание тела

Комментарии Матери к книге “Элементы Йоги”,
Глава 7, «Любовь»

Какую позицию следует занять, чтобы выйти из эго?

Позицию? Это скорее воля, не так ли? Нужно хотеть этого… Что нужно делать, ты это спрашиваешь?

Самый надёжный способ – это отдать себя Божественному; не пытаться притянуть к себе Божественное, но пытаться отдать себя Божественному. Тогда вы будете вынуждены, по крайней мере, хоть немного выйти из себя для начала. Обычно, как вы знаете, когда люди думают о Божественном, то первое, что они делают – это «тянут» насколько возможно к себе. И тогда они, как правило, ничего не получают. Они вам говорят: «Ах! Я звал, я молился, а ответа не получил. Ответа нет, ничего не пришло.» Но затем, если вы спросите: «Предлагали ли вы себя?» – «Нет, я тянул.» – «Ну да, вот почему он и не пришёл!» Это не означает, что ответ не приходил, это означает, что когда вы тянете, вы остаётесь закрытыми в своём эго, как я только что вам сказала, и это возводит стену между тем, что вы должны получить и вами. Вы помещаете себя в тюрьму, а затем вы удивляетесь, что в своей тюрьме вы ничего не чувствуете.

Тюрьма и даже еще хуже: без единого окна на улицу. Выбросьте себя наружу (Мать распахивает свои руки), отдайте себя, ничего не утаивая, просто ради радости самоотдачи. Тогда существует шанс, что вы что-то почувствуете.

Но если попытаться почувствовать…

Если попытаться почувствовать? Разве это всё ещё не эгоизм – попытаться почувствовать?… Если хотите выйти из своего эго, оставаясь в то же время эгоистичным, то это очень трудно, не правда ли? Эти два состояния довольно противоречивы.

«Пытаться почувствовать» – зачем? ради собственного удовлетворения?

Если человек пытается почувствовать, что он не существует, что существует только Божественное, является ли это способом избавления от эго?

Не существует? Это – я не знаю, удастся ли кому-то в чём-то преуспеть, делая это ментально, потому что это вид ментального усилия. Таким образом, создаются ментальные конструкции, и не достигается ничего существенного. Нет, что необходимо, так это что-то спонтанное, интенсивное, пламя, горящее в существе, пламя стремления, что-то такое… Я не знаю, как это сказать.

Если вещи происходят в голове, то ничего, ничего не случится.

Но совершаемые нами усилия могут быть только умственными. Что можно предпринять, чтобы сделать их спонтанными?

Но почему ты утверждаешь, что все усилия, которые совершаются, могут быть только умственными?

Но что может быть предпринято, чтобы сделать их спонтанными?

Я полагаю, что существует огромная разница между усилием, направленным на осуществление трансформации, которое идёт от психического центра существа, и некоего рода ментальной конструкцией, направленной на достижение чего-либо.

Я не знаю, очень трудно объяснить, чтобы было понятно, но до тех пор, пока что-то происходит в голове таким образом (Мать крутит палец возле своего лба), это не имеет силы. Это имеет очень мало силы, которая, к тому же, крайне ограниченна. И всё время опровергает самоё себя. Человек чувствует, что ему с большим трудом удалось собрать свою волю, достаточно искусственную, к тому же, в кулак, и он пытается что-то уловить, но в следующую минуту это всё исчезает. А он даже не успел ничего осознать; он спрашивая себя: «Как это произошло?»

Не знаю, в самом деле, мне кажется, что очень трудно делать йогу головой – если только ты не захвачен этим полностью.

Воля не в голове.

Воля – то, что я называю волей – есть нечто, что находится здесь (Мать указывает на центр груди), что имеет силу действия, силу реализации.

То, что делается исключительно головой, подвержено бесчисленным колебаниям; например, невозможно построить теорию без немедленного вмешательства в неё чего-то, что выдвигает противоположные аргументы. В этом и заключается мастерство ума: он может доказать всё, что угодно и оспорить всё, что угодно. В результате человек не может сделать дальше и шагу. Даже если на мгновенье он и ухватится за идею, которая имеет некую силу, но не сможет удержать то состояние интенсивности, и допустит некоторое послабление, то тут же в голову придёт нечто противоположное, что, как вы знаете, будет облечено в самую привлекательную форму. Поэтому это непрекращающаяся битва.

Данная проблема не имеет решения.

Ты спрашиваешь, как усилие может быть спонтанным? Даже в теле, например, когда случается что-то подобное нападению, несчастному случаю, болезни, пытающейся войти – всё, что угодно – атака на тело, у тела, предоставленного его естественной спонтанности, появляется побуждение, стремление, спонтанная воля призвать на помощь. Но как только доходит до головы, это принимает ту форму, к которой мы привыкли: тогда всё испорчено. Но если посмотреть на тело, предоставленное само себе, как оно есть, в нём есть что-то, что внезапно пробуждается и взывает к помощи, и делает это с такой верой, с такой интенсивностью, подобно младенцу, зовущему свою маму, понимаете – или кого бы там ни было ещё, он ничего не говорит, ведь он ещё не может говорить. Тело, предоставленное само себе, без постоянного воздействия на него ума … у него есть эта способность: как только возникает некое нарушение, у него немедленно возникает стремление, зов, попытка найти помощь, и это очень мощное проявление. Если ничто не вмешивается, то это проявляется очень мощно. Как если бы сами клетки поднялись в стремлении, в призыве.

В теле есть бесценные и неизведанные сокровища. Во всех его клетках присутствует интенсивность жизни, стремления, воли к развитию, о которых обычно даже не подозревают. Сознание тела должно быть полностью искажено воздействием ума и витального, чтобы не иметь немедленного желания, воли восстановить равновесие. Если этой воли там нет, то это означает, что исходное сознание тела было испорчено вмешательством ума и витального. В людях, которые с болезненным видом более или менее подсознательно лелеют свой недуг под предлогом, что это делает их интересными для окружающих, это вовсе не их тело – бедное тело! – это что-то, что они навязали ему с помощью ментального или витального воздействия. Тело, если оно предоставлено самому себе, удивительно, поскольку оно не только стремится к равновесию и здоровью, но оно также способно к самовосстановлению. Если оставить тело в покое без вмешательства всех этих мыслей, всех этих витальных реакций, всех этих депрессий, а также всего этого, так называемого, знания, ментальных конструкций и страхов – если предоставить тело самому себе, то оно спонтанно сделает то, что необходимо, чтобы снова привести себя в порядок.

Тело в своём естественном состоянии любит равновесие, любит гармонию; это другие части существа всё портят.

Мать, как можно воспрепятствовать вмешательству ума?      

А! Для начала ты должен захотеть этого, а затем ты должен сказать, как тем людям, которые производят много шума: «Спокойствие, не шуметь, тихо!»; ты должен сделать это, когда ум придёт со всеми своими предложениями и всеми своими движениями. Ты должен успокоить его, усмирить его, сделать его безмолвным. Самое главное – не слушать его. Большую часть времени, как только всё это появляется, все эти мысли, человек смотрит, пытается понять, слушает; тогда естественно, этот идиот верит, что тебе очень интересно: он увеличивает свою активность. Ты не должен слушать, не должен обращать внимание. Если он производит слишком много шума, ты должен сказать ему: «Успокойся! А ну-ка, тише, сохраняй спокойствие!», при этом самому не следует создавать много шума, ты понимаешь? Ты не должен подражать тем людям, которые начинают кричать: «Тихо», и создают сами такой шум, что они даже шумнее чем другие!

19 мая 1954г.

 
0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий